В силу специфических условий своего развития японская цивилизация остается одной из самых загадочных и самобытных. Представления о Стране восходящего солнца для многих неразрывно связаны с самураями, камикадзе, гейшами, харакири, театром Кабуки, цветущей сакурой, философией Дзен и коанами, хайку, многовековой самоизоляцией…

Наименее понятны и известны для иностранцев богатые религиозные традиции жителей островного государства. На протяжении истории здесь так и не сложилась четкая монотеистическая система, а проникшие с материка идеи буддизма и конфуцианства подверглись значительной трансформации под влиянием древних верований, представлявших смесь культа предков и одухотворения природы. Получившийся в результате этого слияния духовный продукт получил название синтоизма.

Между тем, синто не подпадает под классическое определение религии, так как не содержит каких-либо нравственных заповедей, норм поведения или предостережений против грехов, а ритуальные богослужения больше напоминают языческие праздники. Это, скорее, набор поверий, обычаев и обрядов, позволяющих японцам укоренить верность традиционному образу жизни.

Центральное место в синтоизме занимает природа — как прародительница всего сущего, и почитается в качестве божества. По этой причине японец, получивший традиционное воспитание, отличается чуткостью к природе, умением наслаждаться ее бесконечной переменчивостью и радоваться ее многоликой красоте. Неслучайно сами японцы считают, что боги подарили им четыре главные радости: созерцание свежевыпавшего снега (праздник чистоты «юки-ми»), осенней луны («о-цуки-ми»), багряных листьев клена («момидзи-гари») и цветов сакуры («о-хана-ми»).

Вообще синтоистский Олимп включает 8 миллионов (!) различных божеств, и посему не мудрено, что среди такого множества нашлось место для очень экстравагантных «небожителей». Так, особое место в японской традиции отводится культу половых органов. И, благодаря врожденному эстетическому вкусу, эта не «запретная» здесь тематика далека от пошлости и ханжества. В этом плане показательно то, что согласно древнему мифу, сами Японские острова образовались непосредственно от капель, упавших с копья (приапический символ) бога Идзанаги в тот момент, когда он встретился лицом к лицу с богиней Идзанами и воскликнул: «О, прекрасная дева!».

Синтоизм отличается большим количеством праздников и необычных ритуалов. К примеру, в городе Кумамото находится храм (дзиндзя) Югэ, где поклоняются божеству, избавляющему от супружеских измен. Для этого молящиеся должны вбить гвозди в деревянные макеты гениталий неверного супруга.

Недалеко от Токио в городе Кавасаки действует храм Канаяма, возведенный в эпоху Эдо (1600−1867) на пожертвования проституток, молившихся в нем за покровительство от венерических заболеваний. По всей видимости, основание храма относится к тому периоду, когда вместе с иноземными завоевателями на островах стал распространяться сифилис.

Ежегодно в первое воскресенье апреля в храме проходит праздник Канамара-мацури (Kanamara — железный фаллос), имеющий более чем трехсотлетнюю традицию. По поводу его возникновения также имеется соответствующая легенда: когда-то в телах женщин поселился демон, который откусывал тин-тин (в разговорном японском — пенис) молодым людям. Продолжение рода японцев было поставлено под угрозу, но на помощь пришел кузнец, специально выковавший стальной орган, о который злой дух обломал свои зубы. В ознаменование этого чудесного исцеления во дворе храма установлены два внушительных размеров металлических фаллоса — божества Канамара-сама.

В дни фестиваля сюда съезжаются одинокие женщины, надеющиеся на помощь в поиске партнера, бездетные пары — за избавлением от бесплодия, а также счастливые родители, желание которых уже исполнилось. Помимо них, празднество особо любимо среди проституток и других представителей группы риска — гомосексуалистов и трансвеститов. Само действо привлекает внимание туристов со всего мира. В прошлом году в нем приняли участие более 30 тысяч человек. Следует отметить, что собранные при проведении мацури денежные средства идут на борьбу со СПИДом.

Церемония этого дня начинается с чтения норито — долгой и прочувствованной молитвы божеству. Затем процессия покидает стены храма и выносит Канамару в город. Шествие возглавляет священник в маске Тэнгу — человекообразного духа леса с красным лицом и прямым клювом с характерным утолщением на конце.

Взрослые раскупают сувениры и игрушки определенной формы, дети облизывают своеобразные леденцы на палочках и жуют бананы с «головкой» из розового шоколада.

Несколько иной смысл вкладывается в фестиваль Хонен-мацури (праздник Богатого года), который также проходит весной в городке Комаки и собирает 50−60 тысяч человек. С утра участники собираются на молитву в местном храме Тогата, где божества представлены в виде фаллосов разных форм и размеров. После благословения священника праздничные колонны выдвигаются в храм Симмэйся, откуда шествие во главе с Тенгу и оркестром выносит двухметровое «мужское достоинство» на городские улицы в сопровождении почетных горожан, чиновников мэрии и предпринимателей, опоясанных кушаками золотого цвета.

Суть праздника заключается в том, что раз в год, весной, небесный покровитель плодородия бог Такеинадене-но Микото наносит визит богине Тамахиме-но Микото. И от этой встречи зависит урожайность, так как по древним японским поверьям, для того чтобы все росло и развивалось, мать Земля должна быть оплодотворена отцом Небом.

Справедливости ради, надо отметить, что фаллический культ известен и другим народам, в частности, в Индии. Однако утверждается, что Япония единственная страна, где ежегодно проводятся фестивали, участники которых носят символы не мужских, а женских органов.

Такой парад, к примеру, проходит в городе Инуяма, неподалеку от Нагои, а процессия демонстрирует народу громадную модель раковины, являющуюся символическим изображением женского божества. Когда раковина открывается, сидящая внутри маленькая девочка выбрасывает из розовой полости рисовые лепешки. Кульминацией церемонии является ритуал, во время которого деревянный аналог Канамары пронзает соломенный символ, а зрители поливают данную композицию саке молочного цвета. Аналогичный фестиваль проводится в первое воскресенье марта в местечке Гакуден, где находится храм Огата, посвященный богине Идзанами.

Вот такие благие помыслы заключаются в традиционных для Японии, но странных по нашим меркам ритуалах, которые по форме своей напоминают западные парады сексуальных меньшинств, но несут в себе совершенно иное содержание.

Своим подогреваемым туристическими фирмами повышенным вниманием именно к форме, а не духовной подоплеке таких мероприятий, символизирующих единение природы и человека, иностранцы дискредитируют их эстетический смысл в глазах молодого поколения японцев, которые принимают христианство или ислам уже только ради того, чтобы их сексуальная жизнь перестала интересовать «энтомологов». Девушки по той же причине одеваются в скучные костюмы офисных леди, а гайдзинов (иностранцев) с фотоаппаратами на мацури становится больше, чем участников шествия.

Автор: Тимур Нуманов
Статья опубликована в выпуске 27.04.2009
© Shkolazhizni.ru